суббота, 5 декабря 2009 г.

Возрастная дискриминация

"Сейчас, когда психология глубоко проникла в человеческий ум и его функции, стало совершенно ясно, что ребенок – это эксплуатируемое существо. Никого так не эксплуатируют как ребенка"
Ошо

Каждый из нас пришел в этот мир свободным, радостным, спонтанным, доверяющим жизни, переполненным любовью и в то же время очень хрупким, нуждающимся в любви и заботе родителей. Наш ребенок очень рано стал понимать, что без этих двух людей, мамы и папы – первых женщины и мужчины в его жизни, он не выживет. Первое что он осознает – это свою любовь и свою зависимость от них. Однако, реальность такова, что никакие родители не могут любить ребенка так, как ему нужно. Сердца родителей уже закрыты болью и обусловленностью, доставшимся им от предыдущих поколений. Наши родители передают нам, а мы, в свою очередь нашим детям вербальные и невербальные послания: "Мир опасен!", "Будь хорошим мальчиком/девочкой, тогда тебя будут любить!", "Веди себя хорошо!", "Как ты можешь радоваться, когда твоей маме/твоему папе плохо!", "Любовь нужно заслужить!", "Бесплатным бывает только сыр в мышеловке!" "Мы будем любить тебя, только если ты …" и т.д.

Родители передают ребенку свою систему мужско-женских отношений, верования, установки о жизни, о любви, о сексе, о дружбе, о деньгах и работе. Во всем этом мусоре интроектов нет ничего, что было бы похоже на безусловную любовь. И в определенный момент ребенок чувствует: "Меня не любят таким, как я есть". И тогда ребенок принимает решение "заслужить", "добиться", "завоевать" этот потерянный рай безусловной любви, куда каждый из нас стремиться попасть. Именно в этот момент он соглашается надеть на себя маску-роль, которые ждут от него мама и папа. Ребенок делает выбор быть обусловленным, старается быть не собой, таким каков он есть, а "хорошим", или той куклой, которая во всем устраивает родителей. Так вот какая она - плата за любовь.

Мы растем, но окружающие нас люди автоматически «считывают» наши роли даже во взрослой жизни. Они видны как надписи на футболках, которые мы носим: "Актер", "Раб", "Заботящийся", "Жертва", "Кукла", "Нежеланный ребенок", "Достижение", "Хороший мальчик/девочка", "Невидимка" и т.д. И мы не в силах выраваться из этой обусловленности, к которой настолько привыкли, что даже не замечаем в повседневнойжизни. Мы забыли, какие мы есть настоящие.

В каждом из нас живет раненный ребенок внутри. Если мы не устанавливаем с ним связь - он выходит наружу сам и, как правило, "невовремя" и "не к месту". Этот ребенок требует, капризничает, обижается, манипулирует, вновь и вновь пытаясь получить любовь, сначала от родителей, а потом от других людей, на которых он проецирует эту несбывшуюся надежду: "вот в этих отношениях я наконец-то добьюсь любви". Однако правда заключается в том, что эту жажду не могут утолить новые отношения. Никто, кроме нас самих, не может услышать эту боль, не может ее понять и принять. Только мы сами, будучи взрослыми, можем "вернуться" к нашему внутреннему ребенку и взять его боль покинутости и отсутствия любви в свое сердце. Только мы сами можем дать этому ребенку то, что он так давно ищет, строя и разрушая все новые и новые отношения, дать ему свою безусловную любовь.

Пройдя непростой жизненный путь в поисках любви, я долго несла "на своей футболке" надпись "защитница" для папы и "хорошая девочка", для мамы. Я чувствовала себя мертвой статуей с этикеткой "Хорошая девочка", которая была заперта в клетке ограничений и правил моих родителей. Очень быстро эти правила стали моими собственными и я начала сама себя ограничивать. Я была "хорошей ученицей", "хорошим исполнителем", "хорошим врачом", "хорошей женой", "хорошей подругой" – но я никогда не была счастлива, потому, что никогда не была собой. Я не могла быть спонтанной, игривой, радостной, я не могла говорить: "нет", ведь на мне лежала большая ответственность: "быть хорошей девочкой". Позже я стала "плохой девочкой" или "бунтарем", но это опять были роли, только уже компенсирующие. "Взрывая" значимые отношения, "протестуя" против силы и ответственности, я долго была "защитницей слабых и униженных" и не признавала собственной ответственности за позицию так называемой "жертвы". Я смогла впервые осознанно встретиться со своим покинутым ребенком после прохождения первичной терапии (терапия ранних родительско-детских отношений). Я смогла увидеть эту боль обусловленности и сказать себе: "Я люблю тебя маленькая Леночка, просто за то, что ты есть. Ты так прекрасна и тебе не нужно больше никем становиться, чтобы получить мою любовь. Я люблю тебя такой какая ты есть…"

Только привнося свет осознанности в наше прошлое, мы сможем находиться в настоящем, в здесь и сейчас, и встречать будущее уверенно и радостно.
Если мы действительно хотим вырасти, нам необходимо вернуться обратно в ту точку, где мы перестали быть естественными, перестали быть счастливыми. В этом суть первичной терапии.

Целью первичной терапии является выявление обусловленностей и исцеление эмоциональных ран, полученных нами в первые годы жизни, которые до сих пор негативно влияют на нашу взрослую жизнь.

Если эти слова каким-то образом отзываются в вас, это значит, что ваш Внутренний Ребенок зовет вас встретится с ним после стольких лет разлуки и одиночества, это значит, что у вас есть храбрость и сила чтобы увидеть эти маски, пойти в боль и прервать этот круг обусловленности.


(С) Практикующий психолог Голованова Елена (Амара)

Комментариев нет: